HisDoc.ru - История в документах России - старинные бумаги, фотографии, открытки, письма
История России в документах

Западная добровольческая армия.

В ходе продолжавшихся военных действий со стороны Германии на Восточном фронте 18.02—03.03.1918 года войска германской 8-й армии и армейской группы «Д» оккупировали страны Прибалтики, нарушив условия ранее заключенного перемирия с Советской Россией. Оккупация Прибалтики продолжалась и после заключения Брест-Литовского мира 03.03.1918 года. Сепаратистские настроения различных буржуазных и антисоветских организаций и обществ создавали дополнительный фон дестабилизации жизни и государственного обустройства внутри Эстляндии (Эстонии), Лифляндии (Латвии) и Курляндии (Южная Латвия). Этому же способствовали и многие другие факторы. Так, Курляндский Ландтаг 08.03.1918 г. объявил о создании «Курляндского Герцогства» самостоятельного, «независимого» государства. Используя этот прецедент, собравшиеся 12.04.1918 г. в Риге на объединенный Ландтаг Лифляндии представители Курляндского Герцогства, Эстляндии, города Риги и острова Эзель объявили о создании Балтийского Герцогства, в которое вошло и Кур ляндское Герцогство, а также было объявлено об отделении Эстонии и Латвии от России и установлении Унии с Пруссией. Во главе создаваемого Балтийского Герцогства стал Генрих Гогенцоллерн (брат Вильгельма II). После Революции в Германии и низложения Вильгельма II (1918— 1919 гг.), Балтийское Герцогство распалось. 18.11.1918 г. в Латвии произошла буржуазная революция и образованное в Риге (с помощью немецких оккупационных войск) Временное правительство возглавил Ульманис. 07.12.1918 г. правительство Ульманиса разрешило создать «Балтийский Ландесвер», военное формирование из немецких солдат и офицеров, перешедших на службу Латвии, что спровоцировало массовые выступления с требованием ухода оккупационных войск из Латвии. Во многих городах власть захватывали большевики и устанавливалась совдепия. 17.12.1918 г. была провозглашена Латвийская Социалистическая Республика, которая упрочняла и расширяла свою власть поочередным захватом городов, включая Ригу (03.01.1919 г.). Правительство во главе с Ульманисом бежало в Либаву. Для свержения Советской власти и усиления оккупационных войск, в Либаву прибыл генерал фон дер Гольц, который возглавил общее командование всеми антисоветскими войсками в Латвии, включая солдат и офицеров Балтийского Ландесвера, Железной дивизии и Гвардейской Резервной дивизии.

3 марта 1919 года началось наступление ландесвера и Латышского отдельного батальона на большевистском фронте. В результате весенних наступательных операций были освобождены вся Курземе и большая часть Земгале (бывшая территория Курляндской губернии. 22 мая большевиков изгнали из Риги, и они в спешке отступили на юг — в Латгалию. Балтийские немцы хотели видеть Латвию немецкой землей, но эти планы встретили резкое неприятие со стороны патриотически настроенных сил. Откровенная конфронтация между обеими сторонами началась в июне 1919 г. с боёв под Цесисом. Здесь объединённые эстонско-латышские войска полностью разгромили немецкий ландесвер и Железную дивизию. 3 июля 1919 г. в Страздумуйже, под Ригой, между воюющими сторонами был подписан договор о перемирии. Немецкие войска до 5 июля должны были покинуть Ригу и передислоцироваться в Курземе, что немцами и было выполнено. Согласно договору о перемирии, немецкие войска должны были как можно скорее покинуть территорию Латвии, но до этого момента они не имели права предпринимать никаких наступательных операций, кроме как против большевистских войск.

Для того чтобы Германию нельзя было упрекнуть в продолжении агрессии в восточном направлении, была необходима «смена вывески». Стараясь отыскать какое-либо решение, Р. фон дер Гольц нашёл довольно-таки неожиданный и оригинальный выход из создавшегося положения, что не только позволило немецким войскам остаться в Латвии, но и вовлекло их в ещё одну военную авантюру, исход которой вновь оказался неблагоприятным для немцев. Этот выход состоял в том, чтобы «сделать» немецких солдат русскими и воевать под русским флагом.

Борьба русских белогвардейцев против большевиков не имела на территории Латвии большого значения. 15 января 1919 г. в Лиепае был создан «Лиепайский добровольческий стрелковый отряд», командовал которым бывший офицер русской царской армии князь Анатолий фон Ливен. Отряд князя Ливена организационно не входил в состав ландесвера, но подчинялся его Обер-штабу в оперативном отношении. Князь Ливен декларировал, что признаёт независимость Латвии, и во время цесисских боёв «Лиепайский добровольческий стрелковый отряд» соблюдал благоприятный для латышей нейтралитет. В отряд Ливена принимали только бывших российских подданных, среди которых было много латышей и эстонцев. В конце 1918 г. и начале 1919 г. на территории Латвии сражался против большевиков и сформированный в Латгалии отряд русского полковника М. Афанасьева, состоявший в основном из бывших офицеров русской армии. Уже в январе 1919 г. отряд Афанасьева был переведён в район Нарвы, где влился в армию Юденича на Северо-Западном фронте. В июле 1919 г. то же самое сделал и ливенский отряд, к тому времени переименованный в «Добровольческий корпус князя Ливена».

В этот момент на военно-исторической сцене Латвии стремительно взошла звезда Павла Бермондта, в котором Р. фон дер Гольц разглядел необходимого для достижения своих целей человека. Павел Бермондт родился 4 марта 1877 г. на Кавказе, в Тифлисе. В 1901 г. П. Бермондт был зачислен в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска в качестве вольнонаёмного капельмейстера (у него было музыкальное образование). В составе этого полка П. Бермондт в начале 1901 г. принимал участие в подавлении «Боксёрского восстания» в Китае. Во время Русско-японской войны П. Бермондт стал ординарцем генерала П.И. Мищенко. После окончания войны он вступил добровольцем в Уссурийский казачий дивизион, в 1908 г. получил чин хорунжего, а в связи с переводом в 1-й уланский Санкт-Петербургский полк — корнета. Во время I мировой войны П. Бермондт опять состоял при командире 2-го Кавказского кавалерийского корпуса генерал-адъютанте П.И. Мищенко, будучи его личным адъютантом. После большевистского переворота в октябре 1917 г. Павел Бермондт объявился в Киеве, где участвовал в формировании поддерживаемой немецкими оккупационными войсками так называемой Южной армии. После прибытия в Киев «первой сабли» России кавалерийского генерала графа Фёдора (Теодора) Келлера П. Бермондт передал тому подчинённых себе офицеров и, по его словам, приступил к формированию отряда для обороны Киева от войск главнокомандующего Директорией Украинского национального совета Симона Петлюры. После падения гетмана Скоропадского Бермондт попал в плен к петлюровцам, откуда был вывезен в сформированном командованием немецкой армии эшелоне, перевозившем русских офицеров-белогвардейцев, изъявивших желание сражаться против большевиков. Попав в январе 1919 г. в лагерь русских военнопленных в немецком городе Зальцведеле, П. Бермондт при поддержке немецких властей начал создавать своё воинское подразделение, ядро которого составляли офицеры и унтер-офицеры, вывезенные из Киева, а также добровольцы из самого лагеря военнопленных, где к тому времени уже была сформирована так называемая Отдельная Зальцведельская команда кавалеристов- пулемётчиков. Не дождавшись помощи от русской военной миссии в Берлине, отряд П. Бермондта рассчитывал на поддержку немецких военных властей в получении вооружения и обмундирования.

В мае 1919 г. Зальцведельский отряд был переименован в «Отдельный добровольческий партизанский отряд графа Келлера», названный именем расстрелянного петлюровскими солдатами в Киеве графа Ф. Келлера. При поддержке немецких властей вербовались добровольцы и в других лагерях для русских военнопленных. Вербовка проходила довольно успешно, поскольку для многих военнослужащих был невыносим режим плена и они с ужасом ожидали предстоящей зимы. Зачастую на сторону вербовщиков вставали и поддерживавшие большевиков солдатские комитеты лагерей, полагавшие, что большевистское правительство России ничего не предпринимает ради военнопленных. Многие считали, что лучше сражаться на родине, чем прозябать во вражеском плену. Кроме того, сам П. Бермондт, часто лично объезжавший лагеря, одетый в безупречную казачью полковничью форму (звание он присвоил себе сам) и обладавший способностями оратора, стал очень популярен в среде пасынков судьбы — военнопленных. Их прельщали обещания одеть, накормить и отвезти домой. В отряд П. Бермондта вступили и несколько латышей. Бывшим офицерам царской армии нравилась царящая в отряде дисциплина, уважение к старшим по званию — то, чего не стало в русской армии после Февральской революции.

Все принятые в отряд офицеры и солдаты прикрепляли на погоны вензель в виде буквы «К» с графской короной — в честь графа Келлера, именем которого был назван отряд. В составе отряда в конце мая 1919 г. было вы¬делено первое крупное подразделение — Пластунская бригада, состоявшая из нескольких батальонов, полковые подразделения ещё не были сформированы. Командовал бригадой гвардии полковник граф Потоцкий

В июне 1919 г. была начата переправка отряда П. Бермондта на территорию Латвии — в Елгаву (бывшая Митава). 12 июня туда прибыл и сам П. Бермондт. По прибытии в Елгаву солдат П. Бермондта переименовали в «Партизанский отряд графа Келлера», удалив из названия слово «Отдельный», поскольку тот был включён в состав Западного корпуса Северо-Западной армии генерала от инфантерии Н. Юденича, командующим которым номинально считался князь А. Ливен.

Параллельно бригаде П. Бермондта на территории Литвы, в Шауляе, при поддержке немецких военных властей создавалось ещё одно подразделение, возглавляемое бывшим жандармским полковником Павлом Вырголичем. Предполагалось все три русских формирования объединить и в перспективе использовать как единую силу в сражениях с большевиками на фронте. На это рассчитывал и командующий Северо- Западной армии генерал Юденич, надеявшийся переправить все три отряда в Нарву и издавший 9 июля приказ о постепенном переводе русских формирований в район боевых действий своей армии (35). Этот приказ Юденича, а также распоряжение не допускать проникновения в русские формирования германофильских элементов передал Ливену в середине июля бывший ротмистр 5-го Александрийского гусарского полка Александр Брейс. П. Бермондт и Вырголич отказались выполнить приказ Юденича. Аргументы П. Бермондта были демагогическими: он брал обязательство вести в бой своих солдат только тогда, когда будет уверен в их готовности, кроме того, оба формирования ещё находились в стадии создания.

В конце июля 1919 г. начался санкционированный Р. фон дер Гольцем переход целых подразделений немецких войск в формирования П. Бермондта и Вырголича и превращение их, таким образом, в «русских». К концу июля 1919 г. в оба русских формирования вступило уже 3095 немецких солдат:

— батальон Луткенхауза, командир — майор фон Клейст (5 рот, всего 500 человек, 350 винтовок, 4 миномёта и 19 пулемётов), который был зачислен в 1-й Пластунский полк как 3-й батальон;

— колонны Шуберта, Коппермана и Би- ненштамма — около 100 человек в каждой, все вошли в формирование Вырголича;

— особый отряд Мауритиуса— 300 человек, позднее вошли в состав 1-й Пластунской дивизии;

— артиллерийская батарея Прича и Мил- де с 4 пушками и командами по 15 человек в каждой, позднее ставшие артиллерийским дивизионом 1-го Западного корпуса;

— кавалерийский эскадрон Петерсдорфа — 50 кавалеристов.

Немецкие добровольцы вступали и непосредственно в русские части. Многие немецкие военнослужащие носили русские погоны и кокарды, часто — при немецкой форме.

Столь значительное пополнение заметно увеличило численный состав бермондтовцев и позволило переформировать структуру подразделений. 18 июля «Добровольческий отряд графа Келлера» был переименован в «Корпус генерала графа Келлера», а неделей позже (точная дата в архивных документах отсутствует) этот корпус обрёл и порядковый номер — «1-й Западный корпус генерала графа Келлера», в литературе именуемый также «1-м Западным добровольческим корпусом Келлера». На должность командующего корпусом был назначен П. Бермондт, начальником штаба — полковник Павел Чайковский . Формирование Вырголича в Шауляе получило обозначение «2-го Западного корпуса». Оба корпуса ещё числились в составе Северо-Западной армии под командованием Юденича. Оба корпуса пополнялись и за счёт русских солдат. В Елгаве П. Бермондт задерживал все военные эшелоны с русскими солдатами и офицерами из немецких лагерей для военнопленных, которые направлялись в Нарву и Ямбург на пополнение корпуса Ливена и Юденича). Все эшелоны, направлявшиеся на север Эстонии, не могли объехать Елгаву или Шауляй, где их перехватывали вербовщики П. Бермондта или Вырголича. Прибывшие рядовые солдаты автоматически зачислялись в один или другой корпус, к офицерам же предъявлялось требование — либо остаться, либо в трёхдневный срок проследовать дальше. 5 сентября 1-й Западный корпус графа Келлера и 2-й Западный корпус были объединены в Западную добровольческую армию, командующим которой стал полковник П. Бермондт. В тот же день генерал Юденич, получив приказ Верховного Главнокомандующего адмирала Александра Колчака о том, что П. Бермондт и его формирования подчиняются командованию Северо-Западной армии, официально признал П. Бермондта командиром всех русских воинских формирований в Курземе и Литве. Вместе с тем официально превратились в «русских солдат» и все состоявшие в армии немцы. 17 сентября между Западной добровольческой армией и военно-политическим советом Западной России было заключено соглашение, по которому совет был признан законным органом власти на контролируемой войсками П. Бермондта территории. Совет же, в свою очередь, признавал П. Бермондта командующим русским Западным фронтом.

После создания Западной Добровольческой армии открытым остался вопрос о подчинении немецких частей П. Бермондту. 21 сентября Р. фон дер Гольц и П. Бермондт заключили договор «О передаче оккупированных и управляемых немцами областей русским», согласно которому верховная военная и политическая власть передавалась П. Бермондту как командующему Западной добровольческой армией. 16 октября в состав Западной добровольческой армии были включены также фрейкор фон Дибича, Железная дивизия и Немецкий корпус.

Около двух третей Западной добровольческой армии составляли немцы. Целиком немецкими были Железная дивизия и Немецкий легион: всего 7900-10 840 штыков и 740-960 сабель. Много немцев было и в двух «русских» корпусах, особенно в штабах, артиллерии и технических подразделениях Во всей армии была только одна «чисто русская» часть — кавалерийский эскадрон личного конвоя П. Бермондта из 70 всадников, командовал которым ротмистр Левшин

26 августа 1919 года в Риге прошло совещание, инициированное английским военным представителем Ф. Д. Марчем, в котором приняли участие представители всех антибольшевистких сил региона: Северо-Западной армии, Западной русской армии, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши. На совещании было принято решение начать совместное наступление на Советы 15 сентября. Причём Западная добровольческая армия получала задачу наступать на Двинск — Великие Луки — Бологое для перереза Николаевской железной дороги. Однако Западная добровольческая армия вступила в открытое противостояние с правительством Латвии, выдвинув 6 октября ультимативное требование пропустить её через территорию Латвии на «большевистский фронт», и начав продвижение от Митавы в сторону Двинска. Правительство Латвии ответило отказом. Состоялись первые вооружённые столкновения передовых частей и латвийских войск. 7 октября силы Бермондта двинулись на Ригу, обвиняя латышскую армию в вооружённых провокациях против Западной добровольческой армии. 8 октября войска вышли к Риге, которую никто не защищал кроме слабых отрядов самообороны. На город было сброшено с аэропланов несколько бомб и прокламации на русском языке, в которых латышам предлагалось «подчиниться власти полковника Бермондта, чтобы быть присоединёнными к великой и могучей России». 9 октября предместья Риги были заняты частями Бермондта, но вместо того, что бы развить успех, он 10 октября предложил правительству Латвии заключить с ним перемирие. Тем временем к Риге были полдтянуты регулярные армейские части, а также, по зову латвийского правительства, к ней подошли эстонские части, в том числе 4 бронепоезда, а на рейд Риги прибыла английская эскадра, принявшаяся непрестанно обстреливать позиции Западной добровольческой армии из своих орудий. А когда части армии Бермондта всё же начали переправу через Двину, командиры немецких формирований потребовали немедленно прекратить переправу.

К 16 октября армия Бермондта под Ригой была остановлена. В середине ноября латвийские части перешли в наступление и началось медленное вытеснение армии Бермондта к границам Пруссии.

12 ноября прибыло крупнейшее пополнение: игнорируя запрет Верховного командования германской армии, из Восточной Пруссии пешком по просёлочным дорогам на подступы к Риге подошёл фрейкор полковника Герхарда фон Росбаха, который тут же был отправлен в бой прикрывать отступление разгромленной Железной дивизии. Этот отряд состоял из батальона пехотинцев, роты пулемётчиков, полубатареи артиллеристов, колонны сапёров, вооружённого взвода и нескольких тыловых подразделений, всего — 1400 человек с 42 пулемётами и 4 пушками . Отражая атаки Латвийской армии, фрейкор Росбаха спас Западную добровольческую армию от полного разгрома. Дислоцированные в Шауляе части 2-го Западного корпуса начали самовольный отход в Германию.

После разгрома под Ригой и последовавшего за ним наступления Латвийской армии в Елгавском направлении командующий Западной добровольческой армией не интересовался судьбой своих солдат. Часть армии П. Бермондта вернулась в 6-й резервный корпус и приступила к организованной эвакуации в направлении границы, начав вооружённые столкновения с Латвийской армией. В конце ноября под началом Вырголича оставалось всего около 500 человек, и на переходе литовско-германской границы 2-й Западный корпус прекратил своё существование.

Сам же П. Бермондт уже 9 октября издал приказ по своей армии, в котором говорилось: «Из некоторых семейных соображений я был вынужден называться чужой фамилией и отчеством. Теперь считаю своевременным заявить, что впредь буду именоваться Павлом Михайловичем, князем Аваловым». Оставив Елгаву, командующий Западной Добровольческой армией издал лишь один приказ: 23 ноября по прибытии со своим штабом в Муравьёв (теперь — Мажейкяй) он пожаловал себе чин генерал-майора и поездом отбыл в Германию. Эвакуация армии из Литвы продолжалась до середины декабря. 14 декабря последние немецкие части перешли литовско-германскую границу. Остатки русских отрядов были интернированы в лагеря в Силезии. армия была переформирована в «Армейскую группу князя Авалова», которая была расформирована после окончательного поражения русского Белого движения. Сам Бермондт-Авалов принимал активное участие в консолидации контрреволюционных сил для борьбы против большевистской России, был председателем РОНД — «Российского национально-социалистического движения», созданного 02.1933 г. Светловзоровым и ликвидированного 08.1939 г. после заключения пакта Риббентропа — Молотова.

Следует заметить, что, по мнению князя Ливена и некоторых других авторов, делая ставку на помощь Германии и проявляя непомерную амбициозность, Бермондт-Авалов своими действиями в Латвии только ослаблял стабильность Северо-Западной армии, сдерживая помощь Антанты, и способствовал ее поражению в наступлении на Петроград в 1919 году.


Документы